Поэзия нового
времени



stiho-bum:
  - начало
  - мой аккаунт
  - регистрация


неслучайная лирика:
  - новые стихи
  - top стихотворений
  - опубликовать стихотворение
  - статьи. публикации

стихи каждому:
  - как писать стихи
  - дом хокку


поиск:

разное:




ТАК КОМУ Ж НА РУСИ ВСЁ ЖЕ ЖИТЬ ХОРОШО?

Александр Домовой

(все права защищены)

АЛЕКСАНДР ДОМОВОЙ. (Март – август 2009г.)

САТИРИЧЕСКАЯ ПОЭМА
(с прологом и эпилогом, в семи частях).
Все совпадения, с любыми персонажами, случайны,
прошу отнестись к этому с пониманием и улыбкой.

России – многострадальной, посвящается.
Многострадальная Россия,
Какой же тяжести твой крест.
Когда закончится твой тест,
Когда же сжалится стихия,
Что ураганом многих лет,
Ломает крепкий твой хребет…
……………………………………………….
…Пока смеётся твой народ,
Пока есть повод для улыбки,
Врагов твоих - усилья зыбки.
И ты найдёшь тот самый брод,
Тот свой, единственный проход,
Что выведет тебя вперёд!
И будем мы тобой гордиться…

(Александр Домовой).

СОДЕРЖАНИЕ

1. Пролог……………………………………………………………………..2
2. Часть первая – Чиновник……………………………………..10
3. Часть вторая – Директор……………………………………….26
4. Часть третья – Генерал………………………………………….42
5. Часть четвёртая – Поп……………………………………………58
6. Часть пятая – Министр………………………………………….74
7. Часть шестая – Депутат………………………………………….90
8. Часть седьмая – Бандит………………………………………106
9. Эпилог…………………………………………………………………..123



ПРОЛОГ.
1.
В каком году? – в двухтысячном,
В какой стране? – в Россиюшке,
На столбовой дороженьке
Семь дюжих мужиков,
Семь бывших одноклассников,
Совки все сплошняком,
В кафешке «Светлы зореньки»
Сошлись за шашлыком:

2.
Иван – колхозник давешний,
Поля пахавший праведно
При перестройке радостно
Кричал: «Даёшь землю`!».
Намаялся с родимою,
С кредитами да взятками,
Мечтавший стать хозяином,
И веривший в судьбу.

3.
Степан – мужчина кряжистый ,
Махавший раньше молотом
На производстве тракторном,
Обласканный вниманием -
В почёте первым был.
Теперь, мозгами тронутый,
С трясущимися пальцами,
Он обо всём забыл.

4.
Корней – отста`вный прапорщик
Имел большие лапищи,
Служа в Советской армии,
В Афганском Кандагаре, он,
Душмана застрелил.
Сейчас на всех озлобленный,
Ходил по жизни сгорбленный-
В таксистах шоферил.

5.
Ещё пришёл Алешенька,
Хромой на леву ноженьку
С душою богом меченной,
Немного не в себе.
Любил он очень боженьку,
Врачами - редко леченый,
Встречал он часто зореньку
В разрушенной избе.


6.
Пришёл с бомжом Тимошкою,
А тот был с ложкой, плошкою,
Теперь он так ходил.
А раньше он холёным был-
С приличною одёжкою,
Щеками гладко бритыми,
И в институте ядерном
Профессором служил.

7.
Данила – мастер каменный,
Ваявший раньше Ленина,
Скульптурами Владимира
Союз весь завалил.
Теперь в карьере глиняном,
Назва`нным его именем,
Он жил в землянке маленькой -
С Андрюшкой подвалил.

8.
Из всех семи собравшихся,
По жизни, как-то, шлявшихся,
Из неудачных странников
Один в достатке жил.
Он в годы девяностые
Свой бизнес замутил…
Короче - одноклассников
Андрей всех пригласил.

9.
Сошлися и заспорили
На разные басы,
Расставив пальцы веером,
И расчесав усы:
Кричали, страшно пыжились,
Хоть ноги уноси:
Кому живётся весело,
Вольготно на Руси?

10.
Иван сказал: чиновнику,
Степан сказал: директору,
Да нет же – генералу,
Закашлялся Корней.
Попу: сказал Алёшенька-
Он в жизни - всех главней.
Министру толстопузому-
Промямлил Тимофей.

11.
Нет – депутату думскому,
Забывшему, людей:
Сказал Данила жалобно,
И глянул на друзей.
Но тут, в возникшей паузе,
Припомнив всех чертей:
Бандиту жить вольготнее –
Вздохнув, сказал Андрей.

12.
Меж тем дымком повеяло,
Запахло шашлыком.
И вся честна компания
Причмокнув языком,
Слюну глотнула сладостно:
Поговорим потом.
И крикнули все радостно:
Ахмед! – давай, с пивком.

13.
Ахмед – хозяин лавочки,
Тачавший раньше кадочки
С Андреем был знаком,
И к их речам прислушавшись,
И сам с собой помучавшись,
Сказал честной компании:
«Гуляйте, пэйте, кущайте –
Заплатите, пато`м».

14.
«Рэбята вы с панятием
И всё вам нипачём.
Вы тему злабаднэвную
Задэли всэмэром.
Вот - разамнитесь красеньким,
Взбадритесь, касячком,
А мы сэйчас с па`мощником
Всё сдэлаем пучком».

15.
Помощник – Васька стриженный
С утра ходил напыженный,
Здоровьем был он хиленьким,
Ахмеду здесь служил.
Инстинктом древним движимый,
Почуяв скору выпивку,
С лицом как слива синеньким
К столу засеменил.

16.
«Послющай э, э, э, Васылий – джан:
Куда панёс тебья – шайтан .
Бэри скарэй щащлык – мащлык,
Петрущка, водка, хлэб, балык.
Гостям нэси на стол стакан,
Да, нэ забудь, ещё нарзан.
Давай… бэз всяких закавык
Накормим этих гаремык».

17.
«Да, вот ещё - закрой кафэ
Павэсь таблычку – «спецабэд»
И пазвани маей снахе.
Пускай несёт сюда шербет.
И не хади ты в галифэ.
Где те щтаны, что я дарил?
Вчера опять был под щафэ?,
Наверное,… щтаны… прапил?»

18.
Василий что-то проворчал,
Как кот блудивый замурчал,
Ахмеда он не упрекал.
Ахмед его поил, кормил,
В своей кафешке приютил,
Одеждою его снабжал.
Василий это понимал,
Ахмеду, всяко, ублажал.

19.
Работал уж, который год,
Не требуя себе банкнот.
Когда-то был он свиновод,
В колхозе «Ленина» служил
И с председателем дружил.
И, пользуясь его добром,
Свинину часто воровал
И на базаре продавал.

20.
Потом пришёл всему конец,
Сказать точней - всему «писец».
И в перестроечный сезон
Уж старых не было знамён.
Хозяин новый подвалил
И вмиг колхоз сей развалил.
Свинарник пуст, в полях бурьян,
Колхозник, бывший, в стельку пьян.

21.
Свиней под нож пустил буржуй
Пузатый, толстый чистоплюй.
Собрал колхозников на сход:
Свинья… не принесёт доход,
Вам нужен… крупный… овцебык.
Я говорю… бес панталык .
Да - зверь не ведомый досель,
Не знамый в средней полосе.

22.
Сказал, за ухом почесал,
И, к мерседесу, пошагал.
И уже бросил на ходу:
Я скоро к вам ещё зайду,
Хозяйство будем поднимать.
А тех, кто будет шельмовать,
В овраг соседний отведу,
И… с автомата, покладу.

23.
С тех пор прошло немало лет,
Буржу`ина пропал и след.
Сперва ворчали мужики:
Вот так хозяин – твою мать,
Кто - ж нами будет управлять?
Но, почесавши черепки,
Смекнули, быстро старики-
Теперь наступит благодать.

24.
Не надо нам поля пахать,
Ни кто не будет нас, шпынять.
Захочеш – спи, захочеш - пей,
Живи как вольный воробей.
Но не могли они понять,
А, где же будут деньги брать?
Колхоза нет и нет свиней,
Не будет больше трудодней.

25.
И вскоре тот колхоз пропал,
Мужик в зависимость попал.
Кто сильно пил, кто в землю лёг,
Василия Господь сберёг.
Василий тоже выпивал,
Но свою меру чётко знал.
Ахмед всем этим пренебрёг
И мужика к рукам прибрал.

26.
Ахмед его не напрягал,
Василий, это понимал.
К примеру, там, зажёг мангал,
Дровишек кучку наколол,
Укроп с петрушкой прополол.
И так ещё по мелочам,
Сходил с утра туда – сюда,
Бывает,… выпьет иногда.

27.
И вот сегодня в день такой,
С утра какой-то, шебутной,
Для сей компании честной,
Василий должен стол накрыть,
Для всех других - кафе закрыть,
Сказать Ахмедовой снохе:
Встречать мы будем тут рассвет –
Неси-ка ты сюда шербет…

28.
И вот шашлык уже поспел,
Ахмед шампуры осмотрел,
К себе помощника позвал:
«Давай Васёк - нэси скарэй,
Нэ каждый дэнь таких гастэй
Здэсь можем мы с табой прынять.
Абычно видим мы хмырей,
Каторым, нэ чем, размышлять».

29.
Василий быстро в тему вник,
Ахмеду хитро подмигнул,
В штаны рубашку запахнул,
И к столику гостей приник:
Что будем кушать господа?
Что пить, какой базар вести?
Уж, коль сошлись наши пути,
Сегодня – я, ваш тамада.

30.
-Ты меньше б языком трепал,
Ахмед тебе уже сказал:
Тащи сюда шашлык – машлык,
Петрушку, водку, хлеб, балык,
Стаканы ставь на стол скорей,
Давай же, ёшкин кот, – шустрей.
Какой – то ты, смотрю, двулик,-
Сказал рассерженно Корней.

31.
Сию минуту, сей же час,
Рад, непременно, видеть вас,
Скажу вам братцы напрямик…
Вот, только есть, один нюанс,
Ты, не груби-ка, мне мужик,
Ахмедов помню я наказ.
Я принесу шашлык – машлык,
Мне твой не нужен пересказ.

32.
И вот уж стол битком набит,
Закуска, выпивка стоит.
За тостом тост, хрустит шашлык,
Василий, словно чаровник,
Обслуживает сей пикник.
Ахмед в стороночке сидит
И ждёт, когда – же речь пойдёт:
Кто лучше всех и где живёт.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ЧИНОВНИК.
1.
Я, так, скажу вам господа,
Подняв наполненный стакан,
И, оглядевши всех, Иван,
Промолвил следующую речь:
Вот был колхоз у нас «Заря»
Да, видно, все старались зря.
Вас, тут я не хочу развлечь,
Вы саму суть должны усечь.

2.
Учили нас добро беречь,
Поля пахать, зерно сажать,
Страну продуктами снабжать
И власть родную уважать.
И так велось за годом год
И не было других забот.
Уверен каждый был в себе
И счастлив был своей судьбе.

3.
Наш председатель был не глуп.
В колхозе был приличный клуб.
И каждый мог в любой момент,
Не соблюдая этикет,
Поговорить с ним тет-а-тет.
И он, как древний звездочёт,
Всегда во всём народ поймёт
И ни кого не упрекнёт.

4.
Он к каждому имел подход.
Однажды речь нам произнёс:
Коров у нас процент возрос,
Кормить, чем будем, – вот вопрос?
Мы - всем гуртом - на сенокос.
Пускай наш нынешний приплод
Всему колхозу наперёд
Откроет счастья горизонт.

5.
Так жили мы из года в год…,
-Ты, повторяешь, обормот:
Сказал Степан, куснув балык,
Я сопли слушать, не привык.
Иван, поставив свой стакан,
Схватил Степана за грудки:
- Мастак ты, вешать ярлыки,
Мы, ё – моё, не хиляки.

6.
Но, вдруг, разжавши кулаки,
Сказал Степану: ты пойми,
Мне больно это вспоминать.
Но где - же был ты, твою мать,
Когда завод стал поставлять
Плохие тракторы в колхоз?
Ты представляешь, весь навоз
Пришлось в ручную устилать.

7.
Гектаров наших всех не счесть.
Вдруг начал наш колхоз хиреть.
Вот ты Степан был гегемон,
Скажи мне, друг мой - охламон,
Я просто всё хочу просечь.
Как перестройка началась,
Меня хоть как ты разукрась,
Её бы… надобно пресечь.

8.
Но, видно не нашлось людей
Ценивших давешних идей.
И на`чали нас ускорять
Всё прошлое в мозгах стирать.
Один лечил нам энурэз,
Другой, руками разводил,
Рот словно рыба открывал,
Всё пасты, кремы заряжал.

9.
И вот прошло немного лет,
В мозгах остался нужный след.
Мол, хватит нам как прежде жить,
Мы будем с западом дружить.
Мол, коммунизм – всё ерунда,
Пропала вон везде еда.
Кругом, сплошная чехарда.
Зачахли наши города.

10.
И новых веяний времён,
Идеями народ пленён!
И в перестройку стал влюблён.
А бывший наш колхоз «Заря»,
Весь разделили втихаря.
Сказали всем: - Бери паи,
Хоть по оврагам, всё - ж, свои,
И тем народ был соблазнён.

11.
Но, председатель, твою мать,
Упырь седой, ни дать, ни взять,
Куда же делась его спесь?
Почуял - можно лишку съесть.
Он с агрономом перетёр ,
…Ещё был с ними визитёр,
И, все втроём, минуя нас,
Рванули в поле, тот же час.

12.
Вот как меняется народ.
Он был хороший кукловод,
Всем угождал, во всё вникал,
В колёса палки не втыкал.
Но, как заморский конгрессмен,
Почуяв ветер перемен,
Вмиг понял выгоду свою
И предал клятву Октябрю.

13.
И лучшие паи прибрав,
Он показал свой скрытый нрав.
Построил каменный дворец.
Всяк, счастью своему, кузнец –
Промолвил он – и был таков,
Оставив дом стеречь - братков.
А нас, набитых, дураков
Обвёл круг пальца, как юнцов.

14.
Ахмед, до сей поры молчавший,
Как - будто, со скалы, упавший,
Почуял здесь какой – то бред.
«Ты, вот Иван – сказал Ахмед,
Всё ходыш мима сваих бэд,
А кто же будэт здэсь виновник,
Как поживает твой чиновник?
Ужасный, страшный, людаед».

15.
Так, я – ж тебе и повторяю,
Свою мыслишку – заостряю,
Что тут я начал понимать,
Ну, надо – ж как – то, выживать.
Сижу я, на горшке, читаю,
В носу мизинцем ковыряю,
И тут, как током прострельнуло,
Всё вмиг в башке перевернуло.

16.
В Европе кормит, кто народ?
Чей буржуи`н ест бутерброд?
Там фермер! кормит всю страну
И сам, подобно валуну,
Он прочно на ногах стоит,
Никто его там не гнобит.
Увидел я свою звезду -
Я тоже ферму заведу!

17.
Решил и всё - покоя нет,
Не лезет в глотку мне обед.
Составил быстро бизнес план,
С собой взял денег на карман,
Последнее из дома сгрёб.
Велел жене закрыть чулан.
Рассказывал я всем взахлёб,
Что буду - частный хлебороб.

18.
Пришёл в земельный комитет,
Но, опоздал - там был обед.
Стою я, в коридоре, жду,
И чувствую к себе вражду.
Я прямо к двери прилипал,
Но в кабинет я не попал.
Все ва`жные сидят внутри,
Ну - вылитые глухари.

19.
А дальше что? – спросил Корней,
- Я б этих жирных глухарей
Построил быстро б в два ряда…
И с миномётных батарей…
- Да нет, всё это ерунда….
Поверь, они нам не враги
Ты в этой армии своей
Расплавил все свои мозги.

20.
Ведь не прошло и пары дней,
Как пригласили меня к ней.
Зашёл в просторный кабинет.
За мной ещё один брюнет.
В руке держал он валидол,
В другой, был скомканный берет.
Он по своим делам зашёл,
Забрать какой – то документ.

21.
Ну, что родименький…, принёс?
Задали тут ему вопрос.
Он, как – то мелко задрожал,
Глазами часто заморгал,
Потом в карман себе полез:
Пошёл на пользу Ваш ликбез,
Для Вас я денежку собрал….
Внутри он весь негодовал.

22.
Мужчина подошёл к столу,
И рассыпая похвалу,
Конверт с деньгами положил,
И этим всех обворожил:
Могу - ль забрать я документ,
Ведь мой весомый аргумент
Вам, вижу, голову вскружил!
…И в ожидании - застыл.

23.
Ваш аргумент не так весом,
Начальник подняла конверт.
Ведь Вы хотите автодром
За городом открыть - втроём.
Ваш аргумент умножьте на три,
Тогда… друг – друга мы поймём.
Даю я Вам, ещё три дня.
Теперь идите – ждут меня.


24.
И тут начался мой допрос.
…А Вас, зачем господь принёс?
Задали сразу мне вопрос.
Я…, Марь Иванна, так скажу…,
«Щас», всё по полкам разложу.
На фермеров огромный спрос-
Был проведён в стране опрос.
Сейчас подробней расскажу.

25.
Вот был колхоз у нас «Заря»,
Да нет…, короче говоря,
Колхоза - в общем больше нет.
И я пришёл к Вам в кабинет,
Чтоб фермочку свою открыть.
Народец наш поить, кормить.
Хочу хозяином я стать,
Вы можете меня понять?

26.
Понять… оно не мудрено.
Всё это есть давным-давно.
Приказами доведено.
Был нам правительства наказ,
Избегнуть с вами общих фраз.
Всяк, нову делу помогать,
Чтоб землю вам арендовать.
Но…, есть условие одно…

27.
Не мной оно заведено…
Так на Руси уж повелось,
Чтоб сладко елось и пило`сь,
Друг – друга надо уважать.
Тогда наступит благодать.
И за услугу, за мою,
Должны Вы… кое – что мне дать.
Иначе - счастья не видать.

28.
Вот стерва, выдохнул Тимошка:
Как та назойливая мошка,
Так и прибил бы сгоряча….
- Не перебьёш всех… – бормоча,
Сказал Андрей, и взял картошку.
Ему картина тут ясна.
Побегал тоже он сполна.
И знал дорогу он к окошку.

29.
Иван был огорчён немножко,
Вот первая и мне подножка.
Ведь эта стерва – косоножка,
Сейчас начнёт меня доить.
И уже в, наглую грубя,
Её он вывел из себя:
Послушай - милочка моя…
Зажралась тут ты, аки блошка.

30.
И кровь народную сося,
Скажу тебе я - моя крошка:
Твоя липучая ладошка,
Как – будто ржавая шарошка
Карманы наши пустоша…,
Иван пошёл уже в разнос,
Но понял, глупость «соверша»,
Что не получит ни шыша .

31.
А Марь Иванна… - хороша…!
Окинув взором глупыша –
Сломала два карандаша,
В себя входила понемножку.
И подавив в себе бульдожку,
(Ну не терять же барыша):
…Вы поняли меня превратно,
Давайте мыслить - адекватно.

32.
Вот зря меня вы невзлюбили,
Вы дело тем усугубили.
- Я, Марь Иванна, тут сглупил,
Но я…- Молчать! – Ты, так вопил!
Теперь - я буду говорить.
И чтоб вину ты искупил,
И свою ферму получил,
Ты будешь нас - боготворить.

33.
Зайдёшь в соседний кабинет,
Получишь там пустой пакет,
А с ним и перечень бумаг,
Но это будет первый шаг.
Ты перечень тот изучи,
Все документы получи.
И когда будет всё готово,
Прийти сюда, ты можешь снова.

34.
Пакет дают не безвозвратно,
Туда вложи ты аккуратно
Все справки, те, что соберёшь.
А за базар, что здесь ведёшь,
Заплатишь контра - троекратно.
Надеюсь фермер, ты сечёшь?
Ну, всё, теперь давай отсюда,
И помни – ты глупей верблюда.

35.
Андрей – плесни-ка, саму малость,
Сказал Корней, стряхнув усталость.
И обратившись вновь к Ивану:
Я ж, говорю тебе – барану,
Стрелять их надо с автомата…
- С тебя не выйдет дипломата-
Парировал Иван тирану.
Не наливай Андрей - болвану.

36.
Эй, Васька, где тебя чёрт носит?
Желудок мой добавки просит-
Подал Данила голос громко.
И кто вот эта незнакомка?
Что на скамеечке сидит.
Она, как - будто амазонка,
Сердито так на нас глядит.
Иди к нам - милая девчонка.

37.
Ты на чужой, на каравай,
Свой грязный рот, не разевай.
Я к вам пришла по воле тестя,
И я сижу на этом месте,
Чтоб вы отведали шербет,
Ведь как-никак, у вас банкет.
Вон на столе стоит тарелка.
Ты понял это – свиристелка.

38.
«Ай… маладэц» – сказал Ахмед.
Сноха была языковед.
Владела языком фривольно ,
Была собой, весьма довольна,
Любому дать могла отпор.
Шустра была, как метеор.
И древний, выполнив секрет,
Сварила сказочный шербет.

39.
Ахмед доволен был снохою,
Считал помощницей своей,
И с просьбою очередною,
«Ты Зульфия – пабуд са мною»,
К ней обратился снова он:
«А то Васылий – «аполлон»
Сэгодня очэн сваеволен,
Клыент вон выдишь, нэ даволен».

40.
Прости, Ахмед – сказал Василий,
Размяк я просто от бессилий
Перед чиновьим беспределом.
Апатия мной завладела.
Исправлю всё сию минуту.
И по знакомому маршруту
Василий вновь засуетился.
Порядок снова воцарился.

41.
Вкусив и выпив разносолов,
Мужчины, телом разомлев,
И на Ивана посмотрев:
Давай-ка Ванечка, глаголь,
Как раздавил ты ту мозоль,
Как вышел с той ты карусели.
Что делают сейчас - мамзели,
Которые сосали кровь?

42.
Тут поднял голову Тимошка:
Я слышал, в Думе был дебат,
Поднять чиновникам оклад.
И, говорят уж в третьем чтеньи
Недавно принят был доклад.
- Ну что с того – сказал Иван,
Ты что же, думаешь, я пьян?
Не заржавеет их ладошка.

43.
В законах их - сплошной изъян.
Такая там пошла морошка,
Пойми, товарищ мой, Тимошка
Чиновник - вид людей, «двуножка»,
Чем больше и вкусней едят,
Тем больше кушать все хотят.
Их аппетит растёт быстрее,
Чем поднимают им оклад.

44.
А дальше всё пошло по кругу.
Забыл детей, забыл супругу,
Стал эти справки собирать,
Эх, если б, раньше было знать,
Сидел бы дома на печи,
Жевал бы с хреном калачи…
На кой сдалась, мне эта ферма,
И не было бы мне, так скверно.

45.
Но было поздно отступать,
И мысль, что будет благодать,
Так и свербела, как заноза.
И я, как – будто, под гипнозом,
Ждал своего апофеоза.
Я так пред ними прогибался,
Не пожелаешь и врагу.
Я, будто клоун кувыркался.

46.
Где только не давал деньгу.
А суть-то братцы будет в том,
Что справку каждую, с трудом,
С боями надо выбивать.
Там был такой ажиотаж…,
Я смело шёл на абордаж.
Где криком брал, а где – давал…
А где закладывал вираж…

47.
Прошло всего-то пара лет,
И вновь - земельный комитет,
И вновь родная Марь Иванна:
Ну что родименький принёс?
Знакомый слышу я вопрос.
Давненько я Вас не видала.
Признаться честно - ждать устала.
Хотела дать уже запрос.


48.
Вот Марь Иванна, два пакета.
Я к вам стремился как ракета…
- Надеюсь, чтобы не взорвать?…
- Ну что Вы…. Вы же мне как мать.
Родней не знаю человека.
Я справки все сумел собрать,
И кланяясь, как алтарю,
Конвертом Вас благодарю.

49.
За те два года, что я жда`ла,
Конверт – инфляция, сожра`ла.
Так что давай, подсуетись.
Только смотри не застрелись.
Чтобы страна не истощала.
Кто станет нас поить-кормить?
Смотри не вздумай тут финтить.
Мне здесь не нужно аморала .

50.
Стреляться вовсе я не буду,
Слова я помню про верблюда.
На дополнительный запрос,
Я Вам ещё конверт принёс.
- А что же гнида ты скрываешь?
Меня ты «по`што» раздражаешь?
Ну ладно…, так и быть прощаю.
Люблю тебя я, шалопая.

51.
Поверь мне фермер, мы для вас,
Как – будто на` море компа`с…
Ой-ой, давай-ка - без гримас…
А то ещё сейчас заплачешь.
Подписан для тебя приказ!
Вот документы – забирай.
Да нас родной - не забывай,
Ну, а пока, давай, прощай.


52.
И помни, под лежачий камень,
Вода сама не потечёт.
Желаем Вам большой удачи,
Но вот о нас прошу - учесть,
Мы не советуем судачить.
Как будут деньги, заходи.
А надоест тебе ишачить,
Ты за советом приходи.

53.
Спасибо вам – вы наше счастье,
Ну, если вдруг…, случись несчастье,
Конечно, к вам мы прибежим.
За вашу милость, за участье,
За всё мы вас благодарим.
И вышедши из кабинета –
Меня вся эта оперетта,
Достала, чёрт тебя возьми.

54.
Теперь я, фермер - не букашка.
Ну, вот она – моя бумажка,
Добытый мною документ.
И не беда, что я раздет.
Я скоро так разбогатею,
Да что там, просто я балдею ,
Я счастлив был за много лет,
Не ожидая новых бед.

55.
Домой летел я словно птица,
Ждала там фермерша меня.
Как молодая кобылица,
Была она возбуждена.
Мы вместе планы набросали,
Учли, что земли истощали,
Нужны вливания - немалы,
Была статья заключена.

56.
И кончив бурно ликовать,
Мы поняли - пора пахать.
А где комбайн, где трактор взять?
Поехал в банк, кредита ради,
А там сидят такие дяди,
Такие жирные коты,
И говорят, почти не глядя:
Мы ваши грёзы – заходи.

57.
Вы фермер? - это так прекрасно!
Нужны Вам деньги? Тоже ясно.
Конечно, денег Вам дадим.
Но нам залог необходим.
Какие есть у Вас богатства?
Поверьте – это не пиратство.
- Да нет богатства у меня,
Бедна и вся моя родня.

58.
Ну что ж, в залог дадите землю,
Зайдёте к нам через неделю.
Мы насчитаем Вам проценты,
А наши скрытые агенты,
За Вами будут наблюдать.
Расставим правильно акценты,
Всё просчитают ассистенты,
И мы решим – Вам сколько дать.

59.
Ну, вот и это позади.
Я получил большие деньги.
Купил и трактор и комбайн,
Казалось, «нету» больше тайн,
Сажай зерно, сиди и жди.
Пройдут все летние дожди,
И урожай большой собрав,
Всю прибыль в сундучок клади.

60.
Ну, что Иван, теперь ты счастлив? –
Спросил участливо Андрей:
Всех победил ты глухарей,
Набил карманы косарей ?…
- Да нет, Андрюха, я не в теме,
Не стало больше козырей.
Не выстоял я в той системе,
Теперь, клиент я - лекаре`й.

61.
Я урожай большой собрал.
Пришлось, конечно, попахать.
Не приходилось даже спать,
Но, выгодно, я не продал…
Всё перекупщик – мироед,
Сказать точнее - людоед,
За гро`ши малые скупил.
И тем мечту мою убил.

62.
А тут банкиры позвонили:
Мы денежку Вам не дарили,
Пора мужик и честь бы знать,
И долг, с процентами отдать.
Ну как тут быть, ведь денег «нету»,
А банк - зовёт меня к ответу.
Я, аж за голову схватился…
И было, чуть не удавился.

63.
А что ж земельные паи?
Спросил Корней, сжимая пальцы.
- Так их забрали за долги.
Банкиры – хитрые давальцы,
И мы теперь, как холуи…
А эти жирные коты -
Конечного исхода ждали.
…Теперь хозяева – они.

64.
Я б этих жирных «кошаков»,
Всех пострелял бы, как душманов…
- Да нет, Корней, ты сильно пьяный.
Пойми меня, мой терминатор,
Я не великий комбинатор.
Лучше б сидел я на печи…
Да знаем: Выкрикнул Тимошка –
Давай-ка Ванька помолчи.

65.
Пускай Степан теперь расскажет,
Как в его жизни карта ляжет.
Иван, взглянул на горлопана,
Хлебнул водяры полстакана,
И, тупо глянув на Степана,
Лицо в тарелку уложил.
И уже булькая бульоном,
Степану речь - благословил.



ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ДИРЕКТОР.
1.
Все посмотрели на Степана.
- Я, Тимофей, совсем не пьяный.
Я слушал тут Ивана речь,
И должен вас предостеречь,
Чиновники конечно рады,
Служить народу без награды,
Но их огромные армады,
Желают выгоду извлечь.

2.
Но не об этом моя речь.
Вот я работал на заводе,
Там был, и дед мой, и отец.
И я – потомственный кузнец,
Династии был продолжатель в роде.
Ковал везде, где горячо,
В столовой кушал суп-харчо,
И на судьбу был не в обиде.

3.
И вот наш тракторный завод
Был впереди из года в год.
И в министерстве нам почёт.
Давали нам и красно знамя,
За наш классический отчёт.
Медальки сверху по ранжиру
Давали нам, не для блезиру,
И берегли мы честь мундиру.

4.
Какой мундир? - спросил Корней:
Вот я служил - не за награды,
Присяге, верен был своей.
И службе все мы - были рады…
- Товаришь прапорщик, остынь,
Сказал Василий острослову.
- А кто дал слово мухолову?
Ты тут, у краюшка, застынь.

5.
«Васылий, нэ мэшай гастям,
Твая задачя здэсь другая,
И мысль павторно излагая,
Тебья я вновь прэдупрэждаю –
Ты должен за столом слэдыть,
Что б было, што паесть, папить.
Давай Степашка, прадалжай,
Мэня за Ваську извыняй.»

6.
Да не в обиде я на Ваську,
Пускай несёт сюда закваску,
Мы будем водку запивать,
А то уж начал я икать.
А про завод я, так скажу,
Я к кузнецам принадлежу,
Однажды в цех я захожу,
И начинаю в суть вникать.


7.
В «цеху» собрание идёт,
И сам директор речь ведёт.
И только тут я вдруг узнал,
Что сто`лько - гусениц сковал,
Что десять лет завод не ведал,
Куда их можно положить.
Меня, что б я не остывал,
Все стали тут благодарить.

8.
Ну - мне Героя Соцтруда…
- Да врёшь поди - сказал Андрюха.
Хлебнув стакан в один присест.
- Да не сойти мне с этих мест…
- Нет «побожи`ся». – Вот те крест.
Степан вздохнув, перекрестился,
Ни сколько даже не смутился,
И поднял вверх геройский перст.

9.
Мы план вдвойне перекрывали,
Мы так усердно штамповали,
Но…, правда, качеством страдали.
И наша техника в полях,
Лежала в ржавых штабелях.
Но мы совсем не унывали,
Зарплату в сроки получали,
И дома крепко засыпали.

10.
А я чего вам говорил:
Подал Иван свой голос робко,
И Стёпку снова пожурил…
- Смотрите-ка - сказал Данила,
Ивашка - вновь заговорил.
Видать оправился с угару,
Василий, дай ему сигару,
Чтоб, спесь свою он, усмирил.

11.
Да не курю я, ты же знаешь.
Вот ты Данила понимаешь,
Без трактора в селе отстой.
А этот, видишь ли, герой,
Разрушил весь колхозный строй.
- Ты мне Иван не попрекай,
И свой колхозный геморрой,
Своим колхозом затыкай.

12.
…Потом случилась перестройка,
Мы перешли на хозрасчёт,
И начался всему учёт.
А времечко - вперёд течёт.
В стране назрели перемены,
И молодые бизнесмены,
Обдумывая свой расчёт,
Притихли, ожидая смены.

13.
У нас, огромный был завод,
Шумел как улей, жил в согласии,
Но вдруг, притих он в одночасье.
Конвейер наш, остановился,
Никто на нём уж не трудился,
Все жили ветром перемен.
От дел директор отстранился,
И тоже ждал, а что взамен?

14.
Но тут один функционер,
Вдруг объявил всему народу:
Мы вам свободу всем дадим,
Мы ваучеры учредим,
Мы тут без дела не сидим,
Изменим вашу мы природу.
И каждый - хоть, пенсионер,
Считай уже миллионер.

15.
Разделим мы страну на части,
Забудем старые несчастья,
Любой младенец и старик
Имеет к этому причастье.
И каждый может в жизни стать
Хозяином своего счастья.
Сорить словами не привык,
Вам говорю без закавык .

16.
И вот раздали нам бумажки,
И начались свои замашки.
Директор снова объявился,
Он так с трибуны горячился,
Почуяв выгоду свою.
И нам толкнул такую речь,
Чтобы богатства нам сберечь,
Собой должны мы пренебречь.


17.
Должны создать мы ОАО.
Чтобы завод наш сделать частным,
Акционировать его. Надеюсь…
С этим все согласны?
Ну как же тут не согласиться,
Ведь каждый хочет раскрутиться.
И чтобы нам разбогатеть,
Должны мы акции иметь.

18.
И вот мы все акционеры -
Капитализма пионеры.
Сказать по правде – дело ново,
Но, без зарплаты – то, хреново.
Нас призывают потерпеть,
Быть может даже похудеть.
Забыть все старые манеры -
Мы скоро все - миллионеры.

19.
Работать стали даже больше,
А ждать зарплату стали дольше.
В цехах рабочий стал роптать.
Случилась даже забастовка.
И в резюме - была трактовка:
К работе всем не приступать,
Пока директор с группировкой,
Зарплату не велит отдать.

20.
Но наш директор, парень-дока,
Едва оправившись от шока,
И даже, не моргнувши оком,
Сказал нам всем, что денег «нету»,
И повернулся к кабинету.
Потом он выпустил приказ:
От акций - сделайте отказ,
И вы - получите зарплату.

21.
Ну - мы, конечно, думать стали.
Рабочие в цехах роптали:
Все наши чувства растоптали,
Зарплату мы устали ждать,
И не видать нам благодать…
Придётся - акции продать.
А наш директор-ренегат ,
Скупить все акции был рад.

22.
Корней, не выдержав тирад ,
Сказал Степану осторожно:
Была у нас система «ГРАД»,
Ты мне скажи, где этот гад,
Я позвоню своим ребятам…
Ты только дай координат.
И, ненавидя кабалу,
Дал кулачищем по столу.

23.
Ты, что ж Корней такой жестокий?
Директор наш - стал олигарх,
И на Канарских островах
Живёт, совсем не одинокий.
Его бригада охраняет,
Чужих, к нему, не допускает.
И не добьёт туда система,
Пусть она будет даже «ГРАД».

24.
Директор - наш завод продал,
Купил себе стальные копи .
Теперь торгует он металл,
Все домны покупает скопом.
На газ недавно замахнулся,
Но что-то с чем-то не срослось,
И он немножко поперхнулся,
И газ купить - не довелось.

25.
Эх! Стёпа, Стёпа – «недотёпа»,
Да олигарха – губошлёпа,
Я б, даже в Африке достал…
Да, чтоб рабочий класс, страдал…
Скажу тебе я по секрету,
У нас была ещё ракета…
Ты Стёпа, дай координат,
Пусть пострадает ренегат.

26.
Ну, так, а что же - ваш завод? –
Спросил Алёшенька – блаженный.
И его голос, столь смиренный,
Сработал, как громоотвод.
Все глянули на Алексея.
- Я ж, говорил вам, поп главнее,
Он на Канары не сбежит,
Своим приходом дорожит.

27.
Плесните Лёшеньке скорей –
Сказал возбу`жденный Корней:
Пусть нам он тут не баламутит.
Давай – страдалец, водку пей,
А то нам стало всем тревожно,
Давай-ка пей, это не сложно.
- Не пью я, мне это не можно,
Сказал Алёша осторожно.

28.
…А поп, он может быть и главный,
Скажу я больше – парень славный,
И все под куполом мы встанем…
Но, олигарха всё ж достанем –
Корней кричал как на броне:
Ух, я б его прямой наводкой…
Залейте глотку ему водкой –
Сказал Андрей: Достал уже.

29.
Ты вот скажи-ка нам, вояка,
Где находилась твоя рать,
Когда в Москве, стали стрелять,
Когда в столице всей России,
Вдруг стали танки грохотать –
Андрей уже негодовал:
Что ж генерал твой - спасовал?
Да вовсе он не спасовал.

30.
У нас бы не было просрочки…,
У них свои там заморочки –
Обмяк солдат. Дошёл до точки:
Нам лучше этого не знать.
Они без нас там могут драться….
И почесал свою скулу`.
- Корней, не надо упираться,
Остынь дружище, ты в тылу -

31.
Сказал Иван: Давай накатим .
А олигарха мы взлохматим,
Вот только друг мой не теперь,
Мы его так заколошматим…
Ты свои силы соразмерь.
Уж больно взгляд твой - затуманен,
И ум твой пылкий - задурманен,
Ты мне, Корнеюшка – поверь.

32.
Корней уже остепенился,
Как только мог, перекрестился,
К Степану снова обратился:
Ты, всё же, Стёпушка подумай,
Как олигарха нам достать.
Мой опыт, дней военных, буйный…,
Да ты и сам - парниша умный…,
Кончаю я мораль читать.

33.
И всё-таки я повторю -
Опять подал Алёша голос:
С заводом что…?
Стоит как колос! -
Степан ответил неохотно.
Послушай, друг, я умоляю,
Сейчас я выпью, закушу,
Потом всё дальше расскажу.

34.
Ахмед! Ну, где же твой Василий?
Пускай нам жажду утолит…-
Сказал Степан нетерпеливо.
- «Да вон же, у стола стаит.
Иды Васёк, чего застыл».
- А, «чё» тут прапорщик язвил,
Зачем дразнился мухоловом,
Сегодня мух я не ловил.

35.
Скажи друзьям своим, Ахмед,
Чтоб не пороли этот бред,
Гостей я тоже уважаю,
Я не какой-то мироед.
Я даже их не упрекаю,
И им - конкретно угождаю.
Но этих буйных непосед,
Ты усмири, прошу, Ахмед.

36.
- «Ты, што Васылий , разашолся,
Ты случаем, нэ накалолся,
Уж больно смэлый ты сэгодня,
И еслы так тэбе угодна,
Магу атгул тебе я дать.
А Зульфия мнэ тут паможет.
Закуску с водкай раздавать.
Мы нэ пазволим им страдать».

37.
- Да нет, Ахмед, я всё внимаю,
Тебя отлично понимаю,
И все претензии - снимаю.
Я вновь тебе служить готов.
И не разрушим мы мостов,
Тех, что с тобою собирали.
Но только я не мухолов,
Хочу, чтоб это понимали.

38.
Преодолев все разногласья,
И, наконец, придя к согласью,
Вновь кушанье возобновилось,
Вино рекой, в стаканы ли`лось.
Но тут сноха вдруг возмутилась:
Скажи-ка, тестюшка родной,
Зачем сижу я здесь с тобой,
Зачем, должна всё это слушать?
Мне скучно здесь – хочу я кушать.

39.
- «Да нэ адна ты, я с табой,
Клэнусь сваею сэдиной,
Мы их далжны с табой паслушать,
Хачу панять я, гдэ же лучше,
И вэсэлэй народ живёт.
И может слэдущей вэсною,
Нам хоть нэмножко павэзёт,
И станэт жизнь наша иною…»

40.
«Я это чувствую спыною,
Дэржать кафе уже напряжно,
Всэ так вэдут сэбья вальяжно,
Савсэм мэня нэ уважают.
Да и пато`м - эта дарога,
Гудит у самого паро`га…
Нэ можэм ми мечту разрушить…,
Да, кстати, ты хатела кушать».

41.
«Садысь суда, я сам накрою,
Вот калбаса, вот хлэб с икрою…,
Давай-ка ешь, и будэм слюшать,
Иначе совэсть будет мучать».
Сноха Ахмеду покорилась,
С его речами согласилась:
Может и правда повезёт,
И жизнь другая расцветёт.

42.
А между тем темнее стало,
Друзей, ни что не угнетало,
Да…, жизнь их крепко потрепала…
Но здесь, расслабив организмы,
И не дождавшись коммунизма,
Они о жизни рассуждали,
И все друг друга убеждали,
Что нет предела эгоизму.

43.

И, ковыряя во рту вилкой,
Сказал Иван Степану пылко:
Давай-ка Стёпа – продолжай,
Но, ни чего не искажай,
А то получишь - по затылку.
И, повертев в руках бутылку,
Он Ваську пальцем поманил:
А ну-ка - быстро обновил.

44.
Василия призыв скукожил,
Но, речь Ахмеда подытожив,
Перечить Ваньке он не стал,
Бутылку новую достал
И тихо так пролепетал:
Извольте сударь, я мечтал
Вам удовольствие доставить,
Куда бутылочку поставить?

45.
Быть может Вам её открыть?
- Да поумерь ты свою прыть –
Давай сюда, я сам открою,
И успокойся – Бог с тобою.
Послушай лучше вон Степана,
И принеси того сазана,
Который, в протвине шкварчит,
Потом - послушай ветерана.

46.
Степан дождался эпилога,
Чтобы не портить диалога.
Затем продолжил свою речь,
Но в голосе была тревога:
Вот ты Алёшенька спросил,
Я, аж - язык свой прикусил,
Смогли ли мы завод сберечь?
Смогли ль, беду предостеречь?

47.
Отвечу так – расклад, хреновый,
Завод купил хозяин новый
И свой порядок учинил.
Настали сразу измененья:
Зарплату стали выдавать,
Мы к кассе радостно подходим,
Нам начинают толковать -
Берите то, что производим.

48.
Тем, кто точил болты и гайки,
Болтами стали выдавать.
А я ковал, сам знаешь – траки…,
И, чуть ли не дошло до драки,
Там в коридорном полумраке,
Какие это же, дензнаки?
Мы стали всё осознавать.
И нервы начали сдавать.

49.
Опять разброд, опять шатанья
Опять создали комитет,
Все думали, конец страданьям,
Конец беспочвенным блужданьям,
Хозяин наш – авторитет.
Но, выбрал он другой сюжет,
Ему дороже свой хребет,
И он плевал на комитет.

50.
И так, забрал я свои траки,
Преодолев все буераки.
И дома начал понимать,
Не надо б - молотом махать?
Куда мне эти железяки,
Во что мне их перековать.
Тут начал я паниковать.
И мысли стали вдруг двояки.

51.
Ты б на металл - железки сдал -
Задумчиво Андрей сказал.
Ну что же ты, дружок-курилка,
А где коммерческая жилка?
Если б не стал ты выпивать,
Кто знает, кем бы мог ты стать.
Ведь ты потомственный кузнец,
А не какой-нибудь юнец.

52.
Я так и сделал, что ж я, лох,
По-твоему, ловил я блох?
Нашёл в газете объявленье,
По телефону позвонил,
И получивши подтвержденье,
На вторчермет засеменил…
Приехали, металл забрали…
И мне немного денег дали.

53.
Я возмутился – что так мало?
Но мне сказал мужик устало:
Доставка тоже денег стоит.
Ты поищи у себя дома,
А нет ли где цветного лома?
Цветной металл дороже стоит,
И прибыль он твою удвоит.
Ты свой ковчег «пошеруди».

54.
Металл наёдёшь - к нам приходи,
Ну, будь здоров, я руку жму.
- Смекнул я быстро, что к чему,
С трудом нашёл свой старый лом,
Почистил весь, потом покрасил,
Даже цветами разукрасил.
И видит Бог, я так старался,
Что ломом, сам залюбовался.

55.
И вот пришёл на вторчермет:
Принёс я вам один предмет,
Цветнее просто не бывает,
Такой лазурный - самоцвет…
…Вас что-то очень удивляет?
- А ты мужик не с дуба рухнул?
Или с размаху в лужу ухнул?
Ну, уморил японовед.

56.
За то, что нас развеселил,
Вот тебе деньги на бутылку,
А лом оставь, - и, сквозь ухмылку:
Ты очень славный самородок,
А там цветастых сковородок,
Ты - случаем не находил…?
Ну – молодец, ну молоток…
Не унимался хохоток.

57.
Степан, не понявший веселья,
Был очень сильно огорчён.
Ему не жалко рукоделья,
Но он не понял – лом причём.
Цветной – как раньше говорилось…,
Душа его так материлась…,
Но, успокоившись потом,
Лежал до ночи он пластом.

58.
Да! – ты Степан погорячился –
Корней внезапно возмутился:
Да ты совсем Степан, тупой,
И даже б прапорщик армейский,
Смог отличить метал цветной…,
Да даже б лейтенант штабной…,
…Я хоть Степашка и хмельной,
Но, чтобы спутать лом цветной…?

59.
Вот вам ребята и герой! -
Вояка снова возбудился,
И даже брызгался слюной...
Степан Корнею удивился:
Вопрос конечно не пустой,
И вывод тут совсем простой,
Бывает ломик с чернотой
А мой, ответ держу, цветной.

60.
Ты молодец, - Сказал Андрей:
Трудился словно муравей.
И, пусть богатым ты не стал,
Пусть не скопил ты капитал,
Но помни – ты среди друзей…
Но тут Алёша снова встрял:
Я ж говорю вам – поп главней,
Он всех мудрей и всех умней.

61.
И для него цветной металл -
Алёша тихо щебетал:
Всего лишь то, что душу греет,
А не какой-то капитал.
Я в детстве тоже вот мечтал…
Андрюха тут его прервал:
Пока мечта твоя созреет,
Твой поп как боров разжиреет.

62.
А ты Степан не огорчайся,
И жизнь наладится твоя,
Ты нашей дружбы не чурайся,
Ведь как-никак мы все друзья.
Ещё я, что хочу сказать,
Ну, как бы лучше, мысль связать…
Короче, нужен мне кузнец,
Своего дела, классный спец.

63.
Хочу открыть я филиал,
Чтоб прибыль в оборот пустить,
В тебе же есть потенциал!
И нужен мне такой творец,
Чтоб моё дело раскрутить,
С моей идеей совладать,
Чтоб бизнес мой не увядал.
Ведь ты же всякое видал.

64.
Чтоб мог сковать, потом свинтить…
Степан такого и не ждал:
Да я, Андрюха - всё смогу.
Могу сковать я - кочергу,
Тебе дружище не солгу.
Могу хоть чёрта сотворить.
Я не намерен тут финтить ,
Короче – другу помогу.

65.
Теперь обмоем наше дело... –
В Степане всё, так и зудело:
И, чтобы прибыль не скудела,
Мы завтра всё с тобой обсудим,
И всё распишем наперёд.
Сейчас Корнея слушать будем,
Как генерал его живёт.
Товарищ прапорщик – вперёд.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

ГЕНЕРАЛ.
1.
Вот это да, вот поворот!
Сидели все, открывши рот.
Вот как Степану повезло.
Своё откроет ремесло.
- Андрей, возьми нас под крыло,
Может, и мы на что сгодимся…
Эко - куда вас занесло -
Степашка быстро возмутился.

2.
И как вам в голову взбрело,
Видать вас сильно допекло?
Я как – никак, герой труда.
Вы, кто такие - господа?
Герой труда так разъярился ,
И так безбожно матерился,
Что даже волос заискрился,
Как – будто умным был всегда.

3.
Из этого хозяин выйдет! –
Данила буркнул ядовито:
И всё там будет шито-крыто.
И, залпом - всё что недопито,
Плеснул себе в открытый рот.
И сразу - Ваську в оборот,
Как – будто, он был виноватый:
Ты где там бродишь, лось щербатый.

4.
Ахмед напрягся весь невольно,
Ему за Ваську было больно,
Спокойный вечер накалялся.
Данила - криво ухмылялся.
Тимошка – что-то бормотал.
Иван – грудинку уплетал.
Корней, всё шарил по карманам,
Как – будто пистолет искал.

5.
Андрей, не знал, что и сказать.
И только трезвенький Алёшка,
Тихонько в руку хохотал.
Но Васька! - вот ведь молодец:
Быть может лось я и щербатый,
Спасибо, что хоть не рогатый.
Вот вам ребята холодец…-
(Какой же Васька молодец).

6.
Поешьте и остыньте малость,
А всё, что тут Степан сказал,
Не более чем, его шалость.
Сейчас вина вам принесу,
Шашлык подам и колбасу,
И все проблемы утрясу…
С опаской глянул на Степана,
Но тот далёк был от шалмана .

7.
Он даже водку недопил,
И голову, склонив устало,
Так и не понял, что сглупил.
И уже видел сон счастливый,
Как – будто он буржуй чванливый ,
И с олигархами он дружит,
И сам Андрей у него служит,
И всё в округе он скупил.

8.
Василий, разрулив скандал,
Как на параде гарцевал:
Ну, что начальник, ты доволен,
Моим гамбитным карамболем,
Я оправдал твои надежды?
Утих - негодованья шквал?
«Ты маладэц, мой аксакал» –
Ахмед заметно ликовал.

9.
«Надо штаны тебе купить,
Штоб не хадил ты в галифэ,
Только нэ вздумай их прапить,
Теперь ты свой, в маём кафэ,
И буду я тебе - платыть.
Ты испытательный свой срок
За восем лэт прэадалел…,
А Степка, видно, ашалел…»

10.
А за столом, притихнув малость,
Вином залив слепую ярость,
Ругачка тихо догорала.
Желаем знать про генерала,
Давай, рассказывай Корней,
Ну почему он всех главней,
Как его жизнь избалова`ла,
И почему ему всё мало?

11.
А я, за то, что поп главней,
Сказал тихо`нько Алексей…
Да помолчи-ка ты – попович,
Заладил всё – главней, главней –
Опять не выдержал Корней:
Сейчас ты будешь кувыркаться…
Грешно Корнеюшка ругаться –
Спокойно буркнул Алексей.

12.
…Хотите знать про генерала?
Извольте судари мои.
Но надо, начинать с капрала…
Мы вместе срочную служили,
И служба нас не доставала.
Сначала крепко мы дружили,
В одной казарме даже жили,
Он был наш ротный запевала.

13.
Весёлый, редкий балагур.
…Однажды, вычистив, мундир,
Пошли мы с ним на перекур.
Его окликнул командир:
Сейчас к комдиву ты пойдёшь,
Купил он спальный гарнитур,
Вот ты его и соберёшь.
Ты понял свой ориентир?

14.
- Так точно - можно выполнять…?
- Ты, что касатик, твою мать,
Устав забыл? – нет слова можно.
Есть - разрешите выполнять.
Давай, вперёд - не подведи.
Ну, и ещё сынок, гляди,
Дочурка у комдива есть,
Ты шашни с ней - не заводи.

15.
И, вот, собрал он гарнитур,
Его» комдивша» похвалила,
Едой домашней накормила.
Он стал в казарму собираться,
Комдив доволен тоже был,
Но, вдруг солдатик наш, застыл.
Не видел краше он фактур,
И вмиг сразил его Амур.

16.
Пришла домой такая дива,
Была так сказочно красива,
Что стало вдруг, ему невмочь…
Вот познакомься – наша дочь,
Наша единственная радость -
С улыбкою сказал комдив.
И тут недоброе почуял,
Солдата взгляд, перехватив.

17.
Дочурке тоже он запал.
Тайком они встречаться стали,
Я, впрочем, опущу детали.
Но…, был в дивизии аврал.
Короче, наш герой – любовник,
Комдиву внученьку склепал.
Вот так! – дочурку охмурил,
И на себе её женил.

18.
Он стал меняться на глазах,
Благополучием пропах.
И очень быстро он зазнался,
И, даже не закончив службу,
Забыл солдатскую он дружбу.
Тесть быстро жизнь ему устроил.
В училище его пристроил,
Капрал остался при тузах.

19.
Жена комдива, его тёща,
Погоревав совсем немножко,
Так мужу мысли излагала:
Зятёк наш, хоть не родовитый,
Но парень, видно, башковитый,
И чтобы дочка не страдала,
Её мужчину – «камчадала »,
Ты доведёшь до генерала.

20.
Комдив сказал: Да не вопрос.
И позвонивши, куда надо,
На зятя сразу спрос возрос.
Экстэрном всё ему зачли,
Служить оставили при штабе.
От гарнизонов был вдали.
Над ним кружили журавли,
Синицы в руки - не давались.

21.
По службе очень быстро рос,
Досрочно звёзды выдавались,
Чего с таким большим трудом,
Другие по`том добивались.
Он даже пороха не нюхал…
Но как так можно – вот барбос,
Военный - пороха не нюхал -
Все за столом завозмущались.

22.
Бывает так, скажу вам - в жизни,
Среди служителей отчизне,
Встречаются и атавизмы.
Ему, как – будто, дед-мороз,
Желанья с детства исполняет.
Послал вот гарнитурчик спальный…
…У той бабуси - жили гуси…,
А этот гусь у нас - хрустальный.

23.
Вот так`, Корней – сказал Тимоха:
Дружбан-то твой, какой пройдоха.
Да понимаешь, Тимофей,
Никто из нас не ждал подвоха,
Везде хватает ловкачей.
Ведь до последнего до вздоха,
Солдатской дружбы нет крепче`й -
Так думали мы ротой всей…

24.
…И вдруг Степан зашевелился,
Поспав немного, он взбодрился.
Окинул всех сердитым взором,
Как – будто был здесь ревизором:
О чём ведете разговор?
Кому вершите приговор…?
Вы олигархов тут - не троньте,
Не потерплю я этот вздор.

25.
Глядите, наш буржуй проснулся –
Данила горько усмехнулся:
Возьми-ка вот опохмелись,
А разговоры здесь велись,
О том, как генералом стать,
При жизни звёзды как достать…
Да ладно, в облаках летать –
Степан блаженно потянулся.

26.
Вот мы с Андреем дело склеим,
И все невзгоды одолеем,
Я памятник скую железный,
Всем олигархам толстошеим.
Стоит же вон в Париже башня –
Прервал Степан всех бесшабашно.
…Нашёлся, тоже, Церителли –
Иван с Данилой аж вспотели.


27.
Ты памятник уже воздвигнул.
И удивил всех грамотеев,
Всех поразил ты новизной,
Забыл ты, что ли лом цветной?
И даже Дмитрий Менделеев
Поник бы гордой головой.
Андрей, героя – успокой,
Да и вообще, он кто такой?


28.
Подумаешь, кузнец с завода,
И, что за странная метода,
Из грязи прыгать сразу в князи,
Кому ты нужен - ветробой
Все закричали вразнобой.
Степан почуял загово`р:
Андрей, ты помнишь разговор?
Ты, что забыл наш договор?

29.
…Эх, зря я всё-таки уснул,
Какой случился поворот.
Пока во сне я утверждался,
Произошёл переворот.
Ну, что Андрюшка ты молчишь?
Как ты врагов изобличишь?
Да, а, а, олигархам вредно спать,
Всё можно быстро потерять.

30.
Чуток вот бдительность утратил,
Враг быстро всё перелопатил…
Но тут Андрюшка тихо молвил:
На счёт врагов ты зря злословил,
Врагов здесь нет, мы все друзья,
А вся твоя галиматья …,
Даёт мне право так ответить -
Мне всё серьёзно, надо взвесить.


31.
Прости кормилец, не бросай,
Все вместе мы построим рай,
Конечно все мы здесь друзья,
Конечно глупость тут моя.
Виной всему вот эта водка.
Но, чтобы кузницу открыть,
Я зуб даю, твоя находка…
Позволь талант мне свой раскрыть.

32.
А корешам , найдём работу…
И проявив о всех, заботу,
Степан наполнил свой стакан
И захлестнул в душе вулкан.
И с чувством исполненья долга,
Как – будто дал отпор байкоту,
Опять привлёк к себе дремоту,
И сон сманил его в капкан.

33.
Уснул «буржуй» - невольник лести,
Похоже, и не знавший чести.
Что ж говорить про генерала,
С его всесильным арсеналом,
Когда вот тут один балбес,
Уже вознёсся до небес,
Имея только шиш в кармане
И заблудил в густом тумане.

34.
Корней, смочив нарзаном рот,
И съев с икрою бутерброд,
Продолжил дальше сой рассказ:
…Так вот, герой наш – верхолаз,
По головам друзей прошёлся,
В Москве квартирой обзавёлся.
В Генштабе он уже служил,
И даже с маршалом дружил.
35.
Носил погоны генерала
И инспектировал войска.
Вот, как ведь, нашего капрала,
Судьба, злодейка, вознесла.
А я, закончив свою службу,
Себя в гражданке не нашёл.
И ностальгируя по службе,
Я снова в армию пошёл.


36.
Был не высок мой пьедестал,
Я вскоре прапорщиком стал.
Служил во многих гарнизонах,
В Афганистане побывал.
Ходил в атаку на душманов.
Стреляя этих басурманов,
Я, даже, не подозревал,
Что кровь напрасно проливал.

37.
Потом в ГСВГ служил,
И службой этой дорожил.
Вот там - то жил я, не тужил…
Зарплату маркам давали,
В Союзе тоже шли рубли.
Мы даже, и не тосковали,
Служа от Родины вдали…
Я краше, не видал земли.

38.
Но мне опять не повезло…,
Как перестройка началась,
Берлинскую стену` сломали.
Хоть командиры и брюзжали,
Другая вышла ипостась .
Кого - то вывели в Союз,
Кому карьеру обломали,
Короче - расформировали.

39.
Там столько техники осталось…,
Врагу она, чтоб, не досталась,
Хотели вывезти в Союз.
Но кое – кто из генералов,
Почуяв, что открылся шлюз,
В свою стратегию сыграли.
И было им не до морали,
Им был не ведом профсоюз.


40.
Один из этих генералов,
Который вышел из капралов,
Нос, тоже, по` ветру держал.
И выгоду свою почуяв,
Кое – кого, к ногтю` прижал…,
Другим - награды обещал.
И много техники военной,
В офшорах с выгодой продал.

41.
И так, он стал миллионером.
Но тайным следуя манерам,
Пока не стал пенсионером,
Свои долла`ры затаил.
В генштабе он в почёте был,
Но по возможности ловчил.
Ведь он прекрасно понимал,
Ещё не все от службы взял.

42.
Жена на чувства поднажала:
Я прошлым летом на Мальдивах
На золотом песке лежала,
С подружками за жизнь болтала.
Среди Московского бомонда,
Сейчас довольно стало модно,
За городом обзавестись жилфондом, -
Аж, всё в груди заклокотало.

43.
Да я и сам об этом думал.
И всё конкретно просчитал,
Пока имею я возможность,
Построить дом будет не сложно,
Нам карта ляжет козырна`я -
Поможет Армия родная.
Дом на Рублёвке возведём,
Вот там и старость проведём.

44.
На том они и порешили.
И без малейших проволочек,
Гектары девственной земли,
Забором мощным окружили.
А за забором день и ночь
Солдаты замок возводили.
И техника у них гудела,
Используя всю свою мощь…

45.
…Корней задумался немножко,
Взор, устремив на холодец:
Наверно всё же я глупец…,
С ним службу вместе начинал…
Он строил под Москвой дворец,
А я, как в мыле жеребец,
Себе копейку добывал.
Куда только смотрел Творец.

46.
Вот, если б ротный командир,
Меня, к комдиву снарядил,
И я б собрал тот гарнитур,
Тогда б меня сразил Амур.
Я б разобрался в конъюнктуре,
Всё было б у меня в ажуре…
И кто же знает, где б я был…,
Но, видно, Бог меня забыл.

47.
Алёша, голову склонив,
Корнея тихо пожурил:
Ругаешь Боженьку напрасно,
Видать, ты много нагрешил.
Не всё ты делал сообразно ,
По жизни сильно мельтешил…
Ну, ты блаженный, насмешил –
Корней ругнулся безобразно:

48.
При чём тут - сильно мельтешил?
Корней стаканчик осушил.
И, глядя грустными глазами,
Огурчик свежий откусил:
Я ж говорю, что командир -
Меня б, послал на гарнитурчик…,
И я б сейчас в Москве служил...
…И вовсе я не мельтешил.

49.
Теперь то что, со мной всё ясно,
Баранку вот кручу-верчу…
Но дело вовсе не в баранке,
Я дальше рассказать хочу:
Дворец свой быстро он построил,
Усадьбу всю благоустроил.
И приобрёл без укоризны
Все атрибуты светской жизни.

50.
Жена довольна генералом.
Папашка, дав ему толчок,
Словно хрустальный башмачёк
Своей дочурке преподнёс.
Он дальше сам себя вознёс,
И шёл по жизни без аврала.
…А начинал простым капралом…
Вот ведь, какой метаморфоз.

51.
Вокруг повисла тишина,
Как – будто всех сковал наркоз.
И только Васька – виртуоз,
Предчувствуя очередной психоз,
Налил в стаканы всем вина.
И речь такую произнёс:
Сейчас - такие времена…
…Короче - пейте все до дна.

52.
Сполна, блеснувши красноречьем,
Поня`в, что речь не мудрена,
И гнева, чтобы избежать,
Василий, кончив дребезжать,
На всякий случай удалился,
И за мангалом притаился.
Кончай горбатого лепить –
Сказал Иван: Кончай тупить.

53.
Но, коль налито, надо выпить.
И снова Ваське – воркуну:
Ты нас Василий не нервируй,
Мы сами знаем, что к чему.
Твоя задача – нам налить,
Закуску можешь обновить,
Такие наши вот основы.
А времена, ты прав – хреновы.

54.
Ахмед спокойно выжидал.
Василия не осуждал.
Немало и ему досталось,
По жизни, тоже поблуждал.
Да и сегодня за весь вечер,
Не раз Ахмеда выручал.
Правда, порой его заносит,
И лучше, если б, он молчал.

55.
Но на`литое было кстати.
Васёк, неси сюда салаты,
Хорош сидеть там за мангалом,
Давай, порадуй ритуалом .
Только оставь свои цитаты,
Нас интеллектом не тревожь,
Сейчас вот скушаем цукаты,
И вновь возобновим дебаты –


56.
Корней, поддержку получив,
И снова став красноречив,
Всех оглядел неторопливо:
Судьба ко мне не справедлива,
Но, жизнь свою я про`жил честно.
Хоть мне Алёшка говорил,
Что в жизни много я грешил,
Здесь речь об этом - неуместна.

57.
А генерал, дворец построив,
И жизнь прекрасную устроив,
Своей супруге так сказал:
Признаться честно, я устал,
Да и младое поколенье
На пятки сзади наступает.
Прошу я мать - благословенья,
Пока не начались гоненья.

58.
Меня тревожат измененья -
По штабу начались волненья,
Чужие люди что – то роют.
Не чувствуя уже опоры,
Боюсь что, вскроются офшоры,
Как бы не вышло тут накладки.
Что, если сбудутся догадки? -
С пенсионера ж, взятки - гладки.

59.
Нам денег хватит с головой.
На будущую перспективу,
Расклад у нас будет такой -
Откроем бизнес мы с тобой…
…На службе раппорт утвердили,
Ещё медалькой наградили,
И на заслуженный покой,
Его с почётом проводили.

60.
Поехал к тестю он на дачку,
Отрыл валютную заначку,
И тестю, дав, зелёных пачку,
Такую речь проговорил:
Благодарю тебя папаша,
Что глупостей не натворил,
И, что поверив в наше счастье,
С дочуркой брак благословил.

61.
Ты оправдал мои надежды –
Промолвил старый генерал:
Как – будто мощная турбина,
Ты обороты набирал…
И дочь мою не обижал…
- Спасибо папа - тем звонкам…
…Благодаря твоим дружкам,
Я с неба звёзды собирал…

62.
И вот, закрывшись на Рублёвке ,
Они с женой стали решать,
Какую ж фирму открывать?
Какой же бизнес им поможет,
И капитал их преумножит?
И, проявив всю свою прыть,
Решили банк они открыть.
Что лучше банка может быть.

63.
И тут Иван засуетился:
Так вот, кто надо мной глумился.
Так вот кто этот жирный кот.
Из-за него жена со мною
Уже хотела развестись…
Да ты Иван не кипятись –
Корней парировал Ивану:
Он жирный кот, только не тот.

64.
А нам с тобой, как не крутись,
Хоть на пупе ты извертись -
Всё суждено в конце плестись.
И может прав хромой Алёшка,
Нас обошла с тобой делёжка,
Всё потому, что мы грешили,
И наша золота` рыбёшка,
Скорей всего досталась кошке.

65.
Блаженный резко встрепенулся,
Будто из космоса вернулся:
Конечно, речь моя права,
И мои тихие слова,
До вас естественно доходят.
Послушайте теперь меня.
Я расскажу вам, не темня,
Как поп по жизни, ходит-бродит.


ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.

ПОП.
1.
Ты вот твердишь нам Алексей,
Что поп всегда и всех главней.
Что, будто он наместник Божий,
И, что ему любой прохожий,
Роднее сына своего.
А вот тебя – то самого
От пяток до ушей больного,
Он приголубил, как родного?

2.
Что сделал лично для тебя?
Любил тебя ли как себя?
Ты говоришь, что он за нас
Всю ночь находится в мольбе,
О нашей думая судьбе…
А, почему ж ты Алексей,
Живёшь в разрушенной избе? –
Закончил монолог Андрей.

3.
Алёша, выслушал тираду,
Всем телом чувствуя блокаду,
Андрея, выдержав укор,
Не проявил даже досаду.
Его словам, наперекор –
На его слабый кругозор,
На его пьяную браваду,
Одним ответил словом: Вздор.

4.
Да нет, не вздор – сказал Иван:
Ты, думаешь, я тоже пьян,
И ничего не смыслю в жизни…
Пойми чудак, мы не капризны,
Но почему при этой жизни,
Никак не можем мы понять –
Прежде, чем в рай мы попадём,
Своё должны мы отстрадать…

5.
Кому-то рай и на Земле,
А кто-то должен жить в нужде –
Данила вклинился в дебаты:
Степан всю жизнь свою горбатил,
И в заводской жил слободе.
Здоровье всё себе утратил,
Как уж`, кружил в сковороде…,
А всем директор завладел.

6.
Ну, дайте-дайте мне сказать –
Тимошка стал негодовать:
Ведь прояви Степашка волю,
Не стань он водкой баловать,
Была бы легче его доля…
Не стану к трезвости взывать,
И трезвый образ воспевать,
Но пьяниц - надо зашивать.

7.
Напомню вам – в восьмидесятых,
Сухим законом всех объятых,
Людей, не трезвых, меньше было…
Тут встрепенулся Алексей,
Будто в него воткнули шило:
Сухой закон зря отменили,
Если б спиртное так не пили –
Народ наш, был бы здоровей…

8.
Да, что ж ты, божий человечек,
Неужто - хочешь как овечек,
Нас всех по стойлам развести
А хватит ли на всех уздечек?
Ведь разные у всех пути –
Иван не в шутку разошёлся:
Да мы с законом тем сухим,
Всю нацию так` оскорбим.

9.
Зря, что ль, учил нас Менделеев,
Как спирт водою развести,
Чтоб утром не страдать похмельем,
Ну ладно…, уточню… - почти.
А, вот, к примеру, сын родился…,
Ну, может, у кого то дочь,
И он, так сильно возбудился,
А, чем же радость превозмочь?

10.
А свадьба – «пела и плясала»,
Её как можно обмануть?
Ведь если свадьба по сухому –
Это такая братцы муть.
Или, случись, какое горе –
Как проводить в последний путь?
Да мало ль поводов бывает –
Закон сухой - нас оскорбляет.

11.
Ты помнишь водку по талонам? –
Об этом даже вспомнить – жуть…
Травились все одеколоном,
Но, тут друзья не в этом суть.
Народ искусственным заслоном
На трезвый путь не повернуть…
К нему идти надо с поклоном,
А не с каким - то там талоном…

12.
А вот при нашем институте –
Прервал Ивана Тимофей:
Придумать не могли глупей –
Для трезвых, общество создали.
И всех силком туда загнали.
Значки и корочки – давали…,
Потом следили друг за другом,
Чтоб, тайно где, не выпивали.

13.
И, что же вышло с тех затей? –
Спросил участливо Андрей:
Вы, что, совсем не выпивали?
Ну, что ты, пили втихаря –
Ответил другу Тимофей:
Неужто - мы с монастыря…
У нас ведь нету алтаря,
И нету места для свечей.

14.
Алёша встал из-за стола,
Прошёлся взад-вперёд немного:
Вы, рассуждаете убого,
Да-да – убого, господа.
Шатает вас туда – сюда,
И нет пути у вас другого…,
Вам надо обращаться к Богу,
Хотя, друзья бы, иногда.

15.
Ты, что, нам проповедь читаешь?
У нас вон Васька тамада.
И вера наша – брат, тверда.
А ты всё в облаках витаешь,
Нам атмосферу накаляешь –
Сказал Данила Алексею:
Да я скорее облысею,
Чем, пить не буду никогда.

16.
И поискал глазами Ваську:
А ну, Василь, иди сюда,
Ты речь не слушай фарисея ,
Это сплошная ерунда,
Несёт такую ахинею ,
Что, уши вянут у меня.
Пойди, скажи архиерею,
Что ты - наш главный тамада.

17.
Я, мужики вам так скажу –
Напряг свои мозги Василий:
Вы пьёте здесь, для куражу ,
И те слова, что говорите,
Понятны, даже и ежу.
Но вы послушайте Алёшку,
Ну вы, хоть чуточку замрите,
А то такого натворите...

18.
Пусть божий человек вам скажет,
Какие ждут вас чудеса.
Быть может, к Богу путь укажет,
И, может быть, он вам докажет –
Добро и зло объединятся,
И их сойдутся полюса.
Придёт удачи полоса,
Всех пожалеют небеса.

19.
Алёшка, с чувством главврача,
На всех, сидевших за столом,
Смотрел с прищуром Ильича.
И, чуя Васькину поддержку,
Подобно древним толмачам ,
Не предаваясь мелочам,
Словно кузнечик стрекоча,
Начал рассказ издалека.

20.
Сначала Бог создал Адама,
Потом с Адамова ребра,
Он со`здал чудненькую даму,
И жизнь прекрасною была…
Потом в раю случилась драма.
Какой-то змей их соблазнил,
И началось грехопаденье,
А Бог греха им, не простил.

21.
А, что конкретно там случилось?
В чём дамочка та провинилась? –
Спросил Андрей: Как её звали?
Алёша, будучи в печали:
Жену Адама звали Ева,
Она была как королева.
И всё им делать разрешалось,
Кроме запрета одного.

22.
Там яблонька росла с плодами…
Белый налив? – и что с того? –
Спросил Иван весь в удивленьи.
Ну да, ну да – вроде того –
Продолжил Алексей в смятеньи:
Запрет как раз был на него.
Бог запретил плоды те кушать,
А змей помог запрет нарушить.

23.
Этот ползучий антипод ,
Внушил ей съесть запретный плод,
А также угостить Адама…
Вот тут и разразилась драма.
Призвав ослушников к ответу
Сказал им Бог: Прощенья - нету.
И выгнал тех людей из рая.
Они ушли – стыдом сгорая.

24.
Так вот, во всём кто виноватый –
Иван губу аж прикусил:
Я, когда был на сенокосе,
Змею случайно раздавил,
И так крутнулся пируэтом …,
Но если б раньше знал об этом,
Я б этих змей стрелял дуплетом,
Кто б меня раньше, вдохновил.

25.
Корней, наморщил сильно лоб:
Да помолчи ты – землероб.
Смотри, какой крутой мотивчик,
Дай нам дослушать детективчик.
Может, в натуре, мы поймём,
За что один идёт внаём,
Другому - трудность нипочём,
И он с рождения счастливчик.

26.
Давай, родимый, продолжай.
Как людям вновь вернуться в рай,
За что нас Бог так покарал.
И где теперь тот хитрый змей,
Который Еву соблазнял?
Сдаётся мне, он всё наврал –
Что о себе он возомнил?
Скорей бы чёрт его побрал.

27.
Так змей и есть тот самый чёрт,
И в своём деле так упёрт –
Алёшка дальше продолжал:
Он и сейчас к себе берёт,
Всех тех людей, в ком зло живёт,
Кого конкретно жаба душит.
Ему нужны все эти души,
За них он с Богом бой ведёт.

28.
Так вот, какой у нас блокбастер? –
Открыл свой рот Данила – мастер:
Это ж, похлеще Голивуда,
Там, даже, нет такого блуда.
Подумаешь, куснула плод,
Страдать же должен весь народ.
Ну почему Бог так жесток?
Ответь Алёшка – ты ж знаток.

29.
Я и пытаюсь вам ответить,
Прошу один нюанс отметить –
Бог призывал их к послушанью,
И, если б слушались его,
То не было б и бичеванья,
И не подверглись бы изгнанью…
А так, урок всем в назиданье,
Что надо слушать - Самого.

30.
И как нам всё теперь исправить?
Нельзя ж людей в беде оставить,
Нам Змея надо победить –
Корней стал снова возбуждаться:
Не можем мы сидеть так братцы.
Он будет козни городить,
И наши души теребить…
Я предлагаю с ним подраться.

31.
Мы вызовем его на бой…,
Да брось Корней, да Бог с тобой –
Остановил его Данила:
Ты хочешь бросить нас в горнило ?
Нам его так - не победить,
Измором - сможем загубить…
Но тут Ивана осенило:
Я знаю, как его убить.

32.
В открытый бой вступать опасно,
Должны мы с ним хитрее быть,
И, людям, чтоб не навредить.
Нам надо этого змеюку,
В ловушку срочно заманить,
Туда же жертву подложить…
И, кто же будет эта жертва?
Позвольте Ваня вас спросить –

33.
Прервал Андрей стратега речь:
Ну, кем мы можем пренебречь?
Иван совсем недолго думал:
Да хоть Степаном – он смутьян,
К тому же очень сильно пьян,
Ещё, потомственный кузнец.
Дадим ему меч-кладенец
И змею, злющему – конец.

34.
С трудом поняв, что речь о нём,
Степашка сделал ход конём.
И всё усёк он без труда:
Да вы играете с огнём,
Вы, что творите, господа?
Да - я потомственный кузнец,
Но, я же, вовсе не боец.
Я, хоть герой - но соцтруда…

35.
А одолеть вам того гада,
Поможет и система «ГРАДа».
А, если «ГРАД» вдруг промахнётся,
Ракета в армии найдётся.
Скажи Корней, чего молчишь?
Неужто друга огорчишь,
Зачем меня сажать в ловушку,
Готовь к атаке свою пушку.

36.
Корней хотел уж оправдаться,
И снова начал возбуждаться.
Но Алексей его прервал:
Смотрю на вас и поражаюсь,
Какая жуть, какой накал,
Да хватит вам уже бодаться.
Я ж, главного вам не сказал,
С тем змеем невозможно драться.

37.
В душе у нас добро и зло,
Добро – есть Бог,
А змей – есть зло.
И у кого добра побольше,
Тому, конечно, повезло.
А, если в ком-то больше зла,
Того постигнет кабала...,
А богу слава и хвала.

38.
И, если знать вы всё хотите,
То посидите, помолчите,
А я, что знаю, расскажу…
Не зря ж я убеждал парней,
Что поп всегда и всех главней.
Он на Земле наместник Бога,
Только прошу, без галдежу.
Не прерывайте монолога.

39.
Чтобы в ладу с собою жить,
Вам надо с церковью дружить.
Ходить по праздникам на службу,
Своим соседям не вредить,
Беречь природные дары.
А если вдруг беда случилась,
И вам не одолеть хандры,
То надо к батюшке идти.

40.
Может вы сильно нагрешили,
И счастья тем себя лишили.
А, может змей вас соблазнил,
И к разным пакостям клонил.
Придите в церковь, поклонитесь,
Иконам разным помолитесь,
И вот тогда, уже, быть может
Вам покаяние поможет.

41.
И Бог вам все грехи простит.
И это, очень важно в жизни,
Ведь от рожденья и до тризны
У каждого свой путь лежит,
И каждому так надлежит –
Пройти весь путь без укоризны.
А поп поможет вам во всём,
И будет всё у вас путём.

42.
Он бескорыстно людям служит.
Тому, кто сильно в жизни тужит,
Молебен он всегда отслужит.
Всегда поможет добрым словом…
Да он живёт на всём готовом –
Не выдержал Иван хвальбы:
Да он далёк от голытьбы.
И сам-то в жизни он не тужит.

43.
Я, в принципе, не против Бога,
Не против церкви и попа,
И, если, он наместник Бога,
И своей верой дорожит,
Что в жизни сделал он такого,
Чем он так сильно башковит.
Народ у нас живёт убого,
А церковь в золоте стоит.

44.
Народ несёт туда, что может,
Порой последний рубль отдаст,
Его надежда сильно гложет,
Что Бог в раю местечко даст.
Ты, помнишь, пел поэт Высоцкий,
«Господь, чтоб чаше замечал,
В России купол златом кроют»,
Не зря ж так сильно он бренчал.

45.
Ну, что Иван, ты всё сказал? –
Спросил обиженно Алёшка:
Я же просил вас помолчать…
Но тут заговорил Тимошка:
А я, вот, числюсь атеистом,
На нашей матушке Земле.
И путь мой, хоть и был тернистым,
Остался чистым я в душе.

46.
Хочу сказать вам - не врасплох –
Ведь, коли сам себе ты, плох,
Тогда не даст тебе и Бог…
Вот я тебя и подловил –
Андрей Тимошку перебил:
А сам то, что ж ты так живёшь,
Ты, знать профессор, очень плох.
Выходит ты и есть тот лох .

47.
То, что Андрей, со мной случилось,
Вина, как видишь, не моя –
Лицо Тимошки искривилось:
Наша судьба вверху вершилась,
«Как про`бил час, всё и свершилось» -
Решил так главный тамада –
И наша жизнь так ускори`лась,
Что вся страна вдруг развалилась.

48
Но, у меня вопрос другой.
Молиться Богу модно стало.
Ведь раньше как у нас бывало –
Стал пионером – будь готов.
Из пионеров – в комсомол,
А там и в партию дорога…
А вот дорога с нашим Богом,
У нас никак не совпадала.

49.
Теперь же в храм любой зайди,
Газами тихо поведи,
Кругом все бывшие партийцы,
Как будто стали вдруг двулицы,
Попов как будто не гоняли.
И церкви нам не закрывали.
Как так они переродились…?
Над нами снова взгромоздились!

50.
Ты, говоришь нам Алексей,
Бог милостив и всё прощает…
Скажи, чтоб я переварил.
Вот, я, к примеру, согрешил…,
Чтоб камень душу не точил,
Пошёл, и грех, свой замолил.
К иконке свечку я поставил,
И душу тем свою исправил.

51.
(продолжение следует)




прочтений: 46
раздел: юмористическая поэзия
дата публикации: Sep 11, 2011

написать комментарий
сообщить о спаме


Ещё стихи
- Ты захочешь... [Сулимская Гульнара]
- После грозы [Ёжик Андрей]
- LV project 41 - Безмятежность [ШЫЛИН]
- Он все предвидел… [AurumMelisenta]
- Мрак [frensis]
- Обезьяны [Борис Баршах]
- я прощения прошу... [аленчик]
- Речь Нео (Матрица) [Rash]
- Моё сердце разбито осколками льда [Дегтярева Валентина]
- Забытым [Вячеслав Збарацкий]
- Что же ночью.. [Крапаней]
- посвещение малышке [Женя]
- Казань... [Артур Гарипов]
- Капля уюта [Илья Гутковский]
- эскиз [КАПОВ]



оценить стихотворение "ТАК КОМУ Ж НА РУСИ ВСЁ ЖЕ ЖИТЬ ХОРОШО?"

средняя оценка: 0.00
количество голосов: 0
оценить стихотворение

стихи нового времени